Меню сайта
Категории раздела
НОВОСТИ СТАНИЦЫ [3]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 31
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Марш на Кавказ. Битва за нефть. 1942-1943 годы. Главы из книги.

17, 20 и 24 сентября немецкие силы флота провели большое количество боев с кораблями советской Азовской флотилии контр-адмирала Горшкова. Чтобы затруднить высадку новых советских десантов в районе Голубицкой, крымская группа 3-й флотилии тральщиков обер-лейтенанта Шнайдера получила приказ в ночь на 27 сентября поставить минные заграждения перед азовским портом Приморско-Ахтарская. Шнайдер описывает эти действия так:

«Мой план состоял в том, чтобы выйти в море так, чтобы пройти Керченский пролив, требующий навигационного внимания, еще в сумерки и быть на достаточном удалении от мыса Хрони. Оттуда было необходимо для введения в заблуждение, в зависимости от видимости, пройти дальше на север в направлении украинского берега, а затем, напротив Приморско, резко взять курс на запад.

Выход прошел, как было запланировано. Прогноз погоды был хорошим. Для прохода через Керченский пролив мы накрыли мины брезентом. Только после выхода в море я поставил задачу экипажам, а когда мы уже легли на курс цели в Азовском море, у меня уже было чувство, что все пройдет хорошо, несмотря на данные разведки о том, что в порту Приморско находятся 18 канонерок.

Мы шли широкой линией: R-35, R-203, R-197 и R-164, постепенно сбавляли ход в интересах навигации и, после определения места, еще в виду берега, пошли малым ходом. Чтобы заглушить шум машин, был отдан приказ направить выхлоп в воду. Мы подошли, к мысу косы Ачуевской. Эхолот работал постоянно, и в целях безопасности время от времени мы делали промер глубины ручным лотом. На глубине 7 метров, учитывая установку минных взрывателей, я принял решение лечь на боевой курс. Я приказал повернуть на левый борт и следовать северным курсом, мы стояли в строю фронта, при этом оба свободных от мин корабля обеспечивали охранение со стороны противника. R-197 начал постановку мин, при этом он шел небольшим зигзагом. R-164 увеличил дистанцию. О каждой сброшенной мине с названием ее порядкового числа докладывалось командиру флотилии. Когда шестая мина застряла на направляющей, я приказал R-164 закончить постановку мин. К тому же со стороны берега у входа в бухту была замечена работа семафора, на которую мы не ответили. Нам нужно было торопиться! Когда R-164 и R-197 сбросили свои мины, мы медленно легли на западный курс, при этом R-35 и R-203 обеспечивали прикрытие. На рассвете мы вернулись на базу».

Во многих местах для обороны Керченского пролива были выставлены немецкие минные заграждения. Советские корабли также пытались по ночам выставлять мины на немецких транспортных коммуникациях. Большое количество морских мин было сброшено советскими самолетами.

У кавказского побережья для нарушения коммуникаций противника действовали немецкие подводные лодки. Эти лодки, которые не были пригодны для ведения боевых действий в Атлантике, имели небольшой радиус действия и слишком малую скорость движения под водой. Тем не менее для малых подводных лодок пришло время великих действий.

16 сентября U-18 после одного дня, проведенного в порту Констанцы, снова вышла в боевой поход. 17 сентября лодка получила приказ по радио выйти в операционный район Геленджик, Туапсе. В помощь ей был выделен ночной разведчик. 18 сентября U-18 обер-лейтенанта Фляйге потопила пароход, шедший в конвое из Туапсе. 20 сентября в 9.00 подводная лодка заметила большой конвой и снова пошла в атаку. Было выпущено пять торпед, но танкеру и транспорту удалось от них уйти.

20 сентября U-20 обер-лейтенанта Шёлера находилась у Поти. Она должна была сделать там минную постановку у входа в порт. На известном фарватере в 1,5 мили от берега на глубине 17—24 метра были установлены мины. На подлодке было 9 мин ТВМ, по три в каждом торпедном аппарате. Каждая из них имела массу 800 кг и длину 2,31 метра. Вход в порт был заминирован. Выполнив эту задачу, U-20 возвратилась в Севастополь, а 30 сентября снова была под Анапой, где потопила лихтер.

30 сентября советские эсминцы «Способный», «Бойкий» и «Беспощадный» безуспешно атаковали немецкие эвакуационные конвои у южного берега Крыма.

Для обороны Керченского пролива на берегу Керченского полуострова были установлены многочисленные дальнобойные батареи. В районе Баксы находилось 34 орудия, среди них 13 гаубиц калибра 210 мм и три тяжелые зенитные артиллерийские батареи. В районе Керчи стояли 17 орудий, среди них — два железнодорожных калибра 280 мм и три тяжелые зенитные артиллерийские батареи. На участке Эльтиген было установлено три трофейных 76-мм орудия и тяжелая зенитная артиллерийская батарея, на участке Коп Такыл у юго-восточной оконечности Керченского полуострова находились 47 дальнобойных орудий калибра 150—170 мм. Всего для обороны Керченского пролива применялось 101 орудие. Это были преимущественно дальнобойные пушки немецкого, французского и русского производства. Орудийные расчеты были выделены из сил флота и сухопутных войск. Железнодорожные орудия калибра 280 мм вели огонь на дальность 30 км и могли обстреливать три четверти площади плацдарма «Малая голова гота». Пушки калибра 170 мм вели огонь на расстояние 25 километров. За ними шли пушки калибра 150 мм. Позиции у поселка Ильич и позиции на косе Тушка находились под огнем 210-мм гаубиц. В целом был создан мощный артиллерийский кулак, который должен был прикрыть последний этап эвакуации.

9-я зенитная артиллерийская дивизия генерал-майора Пикерта располагала большим количеством легких, средних и тяжелых зенитных артиллерийских батарей. Наряду с противовоздушной обороной батареи часто применялись в наземном бою и хорошо зарекомендовали себя.

Во время эвакуации Кубанского плацдарма снова с разных аэродромов применялось большое количество немецкой транспортной авиации. С 7 сентября по 9 октября транспортными самолетами было перевезено в Крым 15 661 солдат, 1153,8 тонны груза.

Эвакуация с плацдарма «Малая голова гота» осуществлялась по точно скоординированному плану в соответствии со сроками, транспортными возможностями и возможностями ведения обороны. В соответствии с ним высвобождалось до половины дивизии в день, которые от позиции к позиции продвигались маршем к местам погрузки.

Естественно, главный удар советских войск был нацелен на центральный перешеек. На дороге Джигинское — Старотитаровская 98-я пехотная и 97-я егерская дивизии более недели сдерживали атаки противника. Немецкая артиллерия уничтожала его районы сосредоточения. Немецкие пикирующие бомбардировщики разгромили крупный район сосредоточения танков противника. Большое количество минных заграждений повышало устойчивость немецкой обороны.

Утром 26 сентября девять кораблей противника вошли в Темрюкскую бухту. Немецкое охранение здесь было очень слабым. Артиллерия обстреляла советские корабли, которые после этого ушли в открытое море, выйдя из зоны огня батарей.

Продолжались бешеные атаки советских войск в районе Голубицкой. По нескольку раз в день, в течение многих дней. Группа Беккера держалась!

28 сентября командующий советской 9-й армией генерал-майор Гречин собрал своих командиров в Темрюке на совещание. Он был недоволен ходом наступления против немецкого оборонительного рубежа в районе Голубицкой. «Это позор, — говорил Гречин, — не мочь уничтожить немцев, скученных на узкой полоске земли! Немецкие потери высоки, но в течение всего наступления мы не взяли в плен ни одного немца и не взяли никаких трофеев!» Командиры соглашались с взбешенным Гречиным, после короткой паузы продолжившим: «Теперь мы должны одержать победу фронтальной атакой в направлении Голубицкой и одновременным десантом на северном берегу Ахтанисовского лимана!» Затем генерал-майор Гречин посвятил всех присутствовавших в многообещающий план.

В то время, как 29 сентября в 22 часа началась ночная атака немецкого района обороны у Голубицкой, советский штрафной батальон перешел вброд Ахтанисовский лиман и зашел на 2 километра в тыл немецкого фронта. Еще одна группа из 70 человек переправилась на лодках и высадилась западнее батальона на северный берег лимана. Русских заметили, была поднята тревога, но темная ночь помешала целенаправленным мероприятиям. Когда рассвело, немцы предприняли ответные меры. Подразделения 666-го гренадерского полка, взвод 2-й батареи 191-й бригады штурмовых орудий, а также 2-я батарея 86-го легкого зенитного артиллерийского дивизиона атаковали силы десанта. Сначала была уничтожена мелкая группа противника юго-западнее Голубицкой, а затем — более крупная — к югу от этого населенного пункта.

На рассвете 2-Я батарея 86-го легкого зенитного артиллерийского дивизиона стояла вблизи большого плацдарма. Когда стало светло, то артиллеристы увидели русских, подошедших на 50 метров. Командиру батареи капитану Боде раздумывать было некогда. Он отдал короткие распоряжения, моторы заревели, и самоходные лафеты повзводно двинулись на врага. На ходу по наступающим советским солдатам открыли огонь 20-мм зенитные пушки. В полдень в атаку пошли штурмовые орудия и подразделения 666-го гренадерского полка, сломившие последнее сопротивление противника.

У южного берега Таманского полуострова 26 сентября в 2.22 напротив Веселовки произошел короткий огневой бой между немецкими патрульными катерами и советскими канонерскими лодками. После этого советские корабли на рассвете высадили южнее Веселовки 1600 человек, которым была поставлена задача взять Веселовку. Атака захлебнулась под немецким огнем. В следующую ночь русские катера снова вышли на позицию. Произошел короткий бой морского парома с русским катером. После этого советские корабли снова высадили группу, усилившую высаженный накануне десант. В течение дня на Бугасской косе продолжали высаживаться батальоны противника. Продвигаясь по грудь в воде, они атаковали немецкие позиции у Веселовки. Постепенно численность советских войск здесь была доведена до 8000 человек. Немецкие войска продолжали удерживать позиции до 29 сентября. В 20.45 советская артиллерия открыла огонь по высоте 36,4, с моря ее поддерживала корабельная артиллерия. В 22.00 четыре советских батальона прорвались на стыке 94-го горного разведывательного батальона и 2-го батальона 13-го горнострелкового полка. Но высоту 36,4 удалось удержать. Контратака немцев потерпела неудачу. В соответствии с планом отхода Веселовку было необходимо удерживать до 2 октября.

Утром 30 сентября 94-й горнострелковый батальон своей атакой сузил участок вклинения противника, но полностью выбить его за пределы немецкой линии обороны не удалось. При поддержке 20 танков, находившихся вне зоны досягаемости немецких противотанковых пушек, русские удерживали опорные пункты и наращивали свои силы подходящими резервами. Попытка расширить участок прорыва при поддержке танков потерпела неудачу, после того как были подбиты два танка. Два налета немецких пикирующих бомбардировщиков оказали сдерживающее действие. После третьего налета авиации 94-й горнострелковый батальон и 2-й батальон 13-го полка снова безуспешно атаковали участок вклинения. Собрав все резервы, группе Зикста удалось локализовать советский прорыв в районе Веселовки до тех пор, пока не продолжился плановый отход. Неделю удерживалась 17-я армия на «Малой голове гота». Вечером 1 октября начался второй этап эвакуации Кубанского плацдарма.

Сначала был оставлен выступ на центральном участке «Малой головы гота». 98-я пехотная дивизия заняла «Венскую позицию», 97-я егерская дивизия сразу же отошла дальше и заняла «Мюнхенскую позицию». Заблаговременно отведенная назад немецкая артиллерия с максимальной дальности огня открывала заградительный огонь перед оставленными позициями. Утром 2 октября 98-я пехотная дивизия приготовилась к обороне «Венской позиции», но во второй половине дня советские войска начали наседать крупными силами. Немецкая радиоразведка расшифровала перехват одной радиограммы. Судя по ней, в наступление на узком участке должны были перейти три советские дивизии. Пикирующие бомбардировщики и 15 артиллерийских батарей нанесли удар по советским районам сосредоточения. В огневом налете впервые участвовали 280-мм орудия со станции Колонка на Керченском полуострове.

1 и 2 октября на участке группы Зикста шли ожесточенные бои. Налеты пикирующих бомбардировщиков не дали противнику сосредоточить артиллерию и танки на Бугасской косе. Новые попытки десантирования потерпели неудачу. 4-я горнострелковая дивизия знала, что она должна держаться, чтобы обеспечить планомерный отход и переправу на Керченский полуостров. 2 октября 98-я пехотная дивизия приготовилась к обороне на «Венской позиции». В следующую ночь группа Зикста незаметно оторвалась от противника. До утра 3 октября советская артиллерия вела беспокоящий огонь по оставленной немцами южной части «Малой головы гота», а группа Зикста изготовилась для ведения обороны на «Бухарестской позиции». После того как выяснилось, что немецкие позиции опустели, советские танки с пехотой на броне двинулись в направлении Тамани, ожидая, что застанут погрузку немецких войск. Но это оказался удар «по воздуху». Немецкие роты отошли на север.

В 8.00 восемь русских танков подошли к форпостам на горе Комендантская. За ними следовала пехота. На прибрежной дороге еще 20 танков преградили путь румынской 19-й пехотной дивизии. 1-й батальон 13-го горнострелкового полка под командованием майора Шасснера до 14.00 удерживал гору Комендантская, а затем отошел на «Бухарестскую позицию». Оборона 1-го батальона 13-го полка привела к тому, что советские войска в тот день не смогли организовать большую атаку «Бухарестской позиции». Им удалось лишь сосредоточить до наступления темноты перед западным участком около двух дивизий и 25 танков.

3 октября 98-я пехотная дивизия удерживала «Венскую позицию», несмотря на ожесточенные атаки танков и авиации противника. С немецкой стороны в боях успешно принимали участие пикирующие бомбардировщики и артиллерия.

В ночь на 4 октября отход был продолжен. Части 370-й и 50-й пехотных дивизий заняли «Берлинскую позицию». Остальные части 50-й пехотной дивизии не полностью заняли передовую линию «Берлинской позиции». Одновременно группа Зикста оставила «Бухарестскую» и «Венскую» позиции. Освободившаяся 98-я и румынская 19-я пехотные дивизии пошли маршем к Керченскому проливу на погрузку. 4-я горнострелковая дивизия 13-м полком заняла южный участок «Бреславльской позиции», а усиленным 91-м полком — косу Чушка. 4 октября советские войска пошли в атаку на передовую «Берлинскую позицию». Гренадеры 50-й пехотной дивизии удержались. Их действенно поддерживали подразделения 191-й бригады штурмовых орудий, подбившей 12 советских танков. Еще 18 танков было уничтожено советской артиллерией. Массированное применение немецкой артиллерии, пушечных батарей с Керченского полуострова, обеспечивало непроходимый заградительный огонь. Во время налетов советской авиации на немецкие корабли в Керченском проливе пять самолетов были подбиты немецкими истребителями и четыре — зенитной артиллерией с паромов. Налет авиации противника ущерба практически не принес, так как причалы и транспортные средства были скрыты от противника дымовой завесой.

4 октября группа Беккера находилась еще под Голубицкой. После того как все фронтальные атаки на немецкий район обороны были отражены, генерал-майор Гречин вернулся к своему старому плану. В 23.00 советская десантная группа незаметно высадилась северо-западнее Голубицкой. Одновременно в брод через Ахатнисовский лиман перешла боевая группа в 550 человек и закрепилась юго-западнее Голубицкой. В то же время русские бросились в атаку с фронта. Сложилась опасная обстановка. Прорыв обороны удалось ликвидировать контратакой. На плацдарм у моря пошли в атаку подразделения 667-го гренадерского полка, а группу противника южнее Голубицкой разгромили 2-я батарея 191-й бригады штурмовых орудий и 3-й батальон 666-го полка.

После 4 октября, принесшего много потерь советской стороне, атаки русских значительно ослабли. В ночь на 5 октября немецкие роты без помех перешли с передовой линии «Берлинской позиции» на «Берлинскую позицию».

К этому времени советские штабы вынуждены были признать, что все их надежды помешать эвакуации рухнули. Нервозность приводила к глупым решениям. 5 октября группа советских эсминцев под командованием капитана 2-го ранга Негоды действовала против немецких транспортов у крымского побережья. На подходе к Феодосии эсминцы «Беспощадный» и «Способный» встретились с немецкими торпедными катерами 1 -й флотилии и вели с ними безрезультатный бой. Лидер «Харьков» обстрелял ночью Ялту и Алушту. Утром 6 октября 1943 года объединившееся соединение кораблей заметила немецкая воздушная разведка. Ju-87 из 77-й эскадры пикирующих бомбардировщиков вылетели на перехват. Первой атакой был поврежден «Харьков» и взят «Способным» на буксир. Во время второй атаки были повреждены все три корабля. «Способный» попеременно пытался буксировать оба корабля. Третьей атакой «Беспощадный» и «Харьков» были потоплены. «Способный» немецкие самолеты отправили на дно во время четвертой атаки. После того как за один рейд было потеряно два эсминца и один лидер, Сталин запретил применять крупные корабли без его разрешения.

В ночь на 6 октября была оставлена позиция под Голубицкой. В журнале боевых действий 17-й армии говорится: «...667-й гренадерский полк 3-й батальон 666-го гренадерского полка 370-й пехотной дивизии в терние десяти дней на решающем направлении отражали атаки трех советских дивизий...»

В ту ночь произошло еще кое-что! Был высажен советский десант на сходящийся в Керченском проливе вытянутый остров Коса Тузла, имевший большое значение для обороны пролива. На острове длиной 7,6 км и 5 км шириной, возвышающемся над уровнем моря на 2 метра, с 5 октября находился 1-й батальон 282-го гренадерского полка 98-й пехотной дивизии, сменивший 2-й батальон 170-го полка 73-й пехотной дивизии. Охранение заметило высадку десанта, но темная ночь не позволила организовать оборону. 6 октября слабый 1-й батальон 282-го полка под командованием капитана Фокентанца безуспешно атаковал высадившуюся группу. Даже когда в бой вступил прежний гарнизон острова — 2-й батальон 170-го полка под командованием майора Кремница, советский десант сбросить не удалось. Однако действия обоих немецких батальонов предотвратили серьезную опасность для набравшего полные обороты движения судов, обеспечивавших переправу.

Вечером 6 октября генерал Конрад перенес свой командный пункт в Ильич. Одновременно он отдал приказ об отходе с «Берлинской позиции». Группа Беккера прошла через занятую 97-й егерской дивизией «Мюнхенскую позицию» и направилась в Ильич на погрузку. Арьергарды Беккера обошли одну из групп противника, высадившегося на берегу. 370-я пехотная дивизия и части 50-й пехотной дивизии в 7.10 были доставлены в Керчь.

В окончательном этапе эвакуации принимали участие только 97-я егерская дивизия и 4-я горнострелковая дивизия. Обе они находились под командованием генерал-лейтенанта Мюллера (командира 97-й егерской дивизии). К этому времени вся артиллерия была эвакуирована и заняла позиции вместе с дальнобойными батареями на Керченском полуострове.

В 7.10 три советские дивизии при поддержке 40 танков атаковали «Мюнхенскую позицию». Немецкие пикирующие бомбардировщики пикировали на танки, наносил удары артиллерийский кулак. Атаки противника были отражены с большими для него потерями.

8 октября советская артиллерия открыла огонь по «Мюнхенской позиции», но она уже была пуста. В ночь группа Мюллера заняла «Бреславльскую позицию». В 10.00 снова пошли в атаку 30 танков с пехотой на броне. Но далеко им пробиться не удалось. У Запорожи их встретил удар 40 тяжелых реактивных минометов, и 20 танков остались на месте. Южнее Запорожи скопления противника были полностью разгромлены пикирующими бомбардировщиками и артиллерией.

8 октября генерал Конрад и генерал-лейтенант Мюллер свернули свои командные пункты. В 18.00 13-й горнострелковый полк оставил южную часть «Бреславльской позиции», одновременно была оставлена и ее северная часть, а занимавшие их части отправились на погрузку в Ильич.

Причалы и места погрузки оставшиеся части обороняли на узких участках «Ульмской позиции» перед Ильичем и «Штутгартской позиции» на Косе Чушка. Для прикрытия отхода последних групп на «Ульмской позиции» находился 560-й батальон специального назначения и 97-й артиллерийский дивизион с 10 горными орудиями. 13-й горнострелковый полк ждал отправки на «Штутгартской позиции».

С наступлением темноты с позиции снялся первый батальон, ив 19.30 по причальным мосткам в Ильиче он погрузился на два морских парома, которые доставили его к северному молу в Керчи. Немецкая артиллерия поставила непроходимую завесу заградительного огня. Мешали советские ночные бомбардировщики, русская артиллерия вслепую перепахивала землю, но погрузка частей продолжалась. Последним на паромы поднялся 13-й горнострелковый полк подполковника Бюхнера.

В полночь причалы были взорваны. 9 октября в 1.00 от берега Таманского полуострова отошла последняя лодка. Последние подразделения прибыли в Керчь в 2.00. Эвакуацию Кубанского плацдарма 9 октября 1943 года завершило примечательное боевое донесение командующего 17-й армией:

Секретно! Управление 17-й армией

По оперативному отделу № 14674/43 секр. КП армии, 9.10.1943 Утреннее донесение от 9.10.1943

1. Армия закончила переправу через Керченский пролив. Последними частями, прикрывавшими эвакуацию армии, были: 97-я егерская дивизия, 13 и 91-й горнострелковые полки 4-й горнострелковой дивизии. Под прикрытием заградительного огня тяжелой артиллерии, размещенной северо-восточнее Керчи, и уничтожающего действия многочисленных реактивных минометов они оторвались от противника. С ними переправились командующий 17-й армией генерал саперных войск Енеке и командир 49-го армейского (горнострелкового) корпуса генерал горнострелковых войск Конрад. В завершение гарнизон острова Коса Тузла также был переправлен в Керчь.

Таким образом, эвакуация Кубанского плацдарма закончилась в полном соответствии с планом. Удалось переправить всю армию до последней роты, не оставлено ни одного исправного орудия. Главная заслуга в этом принадлежит заслуживающим всемерной благодарности войскам.

Большая часть применявшихся для переправы десантно-высадочных средств скрытно от противника вышла в южном направлении в Черное море и движется в Севастополь. Отдельные суда, которые не успели присоединиться к конвою, будут собраны в отдельный конвой.

2. (Речь идет о боевых действиях на Кубанском плацдарме.)

3. Эвакуация с Кубанского плацдарма.

Планировавшаяся сначала на срок 8—10 недель эвакуация Кубанского плацдарма, в связи с обстановкой на других фронтах и необходимостью скорейшего высвобождения сил, в день своего начала была сокращена до 4 недель. Несмотря на это, в Крым удалось вывезти большую часть зимних запасов Кубанского плацдарма, эвакуировать работоспособное население, а также все вооружение, боеприпасы, автомобили и оборудование. Уничтоженное оборудование и материалы ограничивались, главным образом, материалом покрытия полевых дорог, углем и фуражом. Переправочная организация командира штаба 700-го саперного полка полковника Бетца на Кубанском плацдарме и управление переправой коменданта Керченского пролива приняли особое участие в бесперебойной работе всей переправы. Транспортные суда морского командования «Кавказ» и 770-го десантно-саперного полка под командованием полковника Хенке в неустанном труде, несмотря на сильные бомбардировки авиацией противника и на последнем этапе — артиллерийские обстрелы, обеспечили переправу через Керченский пролив всей 17-й армии со всеми ее людьми, вооружением, транспортными средствами, обозами, материалом и оборудованием.

В ходе эвакуации Кубанского плацдарма через Керченский пролив было эвакуировано:

177 355 немецких военнослужащих

50 139 военнослужащих союзников

28 486 «хиви» и рабочих колонн

27 456 эвакуированных из числа гражданского населения, не считая 60 000 гражданских лиц, перевезенных с февраля по август

72 899 лошадей

27 741 гужевая повозка

21 230 автомобилей

1815 орудий

115 477 т. грузов, из которых: 27 670 т боеприпасов

29 500 т продовольствия

13 940 т фуража

74 танка и штурмовых орудия

Было уничтожено грузов:

83 300 т, из них: 52 200 т рельсов и шпал для полевой железной дороги

10 150 т угля

16 500 т кормов

Воздушным транспортом вывезено:

15 661 военнослужащий

1153,8 т вооружения и грузов.

109 паровозами и 1150 вагонами был вывезен весь вагонный парк полевой железной дороги, а вместе с ним большое количество строительных материалов для железной дороги. 253 км рельсов и 774 метра железнодорожных мостов было взорвано. Все объекты, могущие представлять для противника ценность, были полностью разрушены.

Для погрузки на корабли на западном побережье северной части Таманского полуострова было построено 18 причалов общей длиной 1742 метра.

За командующего армией начальник штаба армии подписано: фон Ксиландер 9.10.1943 07.30.

С 8 по 10 октября 1943 года четырьмя большими конвоями 240 судов, участвовавших в эвакуации Кубанского плацдарма, прошли из Керчи в Севастополь. Советскими самолетами была потоплена саперная штурмовая лодка № 299, а атакой подводной лодки — паром F-474.

Так закончилась борьба, продолжавшаяся два года. Начата она была в 1942 году стремлением к важному стратегическому сырью «Нефть». Обладание достаточными запасами сырой нефти и во время Второй мировой войны означало наличие военного потенциала первого порядка. Ведение сухопутной, морской и воздушной войны с начала до конца зависело от ее наличия. Кавказские нефтепромыслы должны были обеспечить немецкую военную промышленность необходимым количеством нефти.

В самом начале никто не мог и представить, какие драматические события произойдут во время этого похода. Это были ожесточенные сражения за позиции, перевалы, горные цепи, высоты и порты.

Несмотря на неописуемый труд и огромные жертвы, цели достигнуть не удалось. Немецкая военная промышленность была вынуждена отказаться от кавказской нефти.

                                                                                      Страница 4   Назад

 

 

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz