Меню сайта
Категории раздела
НОВОСТИ СТАНИЦЫ [3]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 20
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ГОСТАГАЕВСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ - НАЧАЛО СТАНИЦЫ.

Общеизвестно   утверждение: Кубань - житница, жемчужина России. Лакмусовой бумажкой такого утверждения является миграционный поток. Нет другого такого места в России, пожалуй, кроме Москвы, куда бы так стремились на постоянное место жительство со всех концов России и бывшего Советского Союза, как в Краснодарский край.

    Географическое положение, природные условия Кубани всегда притягивали к себе. На протяжении трех тысячелетий коренные народы Северо-Западного Кавказа и Прикубанья адыги, их исторические предки меоты, касоги подвергались постоянным вторжениям иноземцев. Киммерийцы, скифы, греки, сарматы, аланы, готы, гунны, болгары, хазары, печенеги, половцы, могущественный Рим и Византия, Генуэзская республика и держава Чингисхана стремились завладеть этой землей. Такие были тогда времена, такие были нравы и порядки.

    Хотелось бы, чтобы жители нашего края имели хорошее представление о том. каким образом Кубань вошла в состав России, какой ценой этого удалось достичь, кто был героями того времени.

     В конце XV - начале XVI вв. Северо-Западный Кавказ был покорен Османской империей. Правобережье Кубани, где проживали в это время ногаи (кочевой народ), входило в Крымское ханство. Крымское ханство находилось в вассальной» зависимости от Турции. Начиная с XVII в., Россия пытается укрепить свои южные границы и завладеть выходом в Черное море. Начинается серия русско-турецких войн, длившихся несколько столетий. В 1783 г. крымский хан отрекся от престола, территория ханства манифестом Екатерины II от 8 апреля (здесь и далее даты приводятся по старому стилю) была включена в состав России. Тамань и правобережная Кубань стали российскими.

    После русско-турецкой войны 1828-1829 гг. по Адрианопольскому мирному договору (2 сентября 1829 г.). Черноморское побережье Кавказа отошло к Российской империи (с этого времени земли, на которых расположена ст. Гостагаевская номинально вошли в состав России). Турция и Россия подписали Адрианопольский мирный договор, не испрашивая воли коренных жителей Кавказа. Горцы Северного Кавказа предпочитали быть свободными и не желали быть подданными ни Турции, ни России. В книге Ф.А.Щербины   «История Кубанского казачьего войска» описывается такой эпизод. Генерал Н.Н.Раевский (младший сын героя Отечественной войны 1812 г. генерала Н.Н.Раевского) собрал представителей адыгских племен  и заявил  им: «...турецкий султан отдал в подарок русскому царю всех черкесов...» Один из адыгов, указывая на птичку, сидевшую высоко на дереве с иронией ответил: «Генерал! Я дарю тебе эту птичку - возьми ее!» Предстояла долгая и упорная борьба, чтобы земли, отошедшие к России по Адрианопольскому мирному договору фактически, а не формально были закреплены за Россией.

     Для того чтобы лишить адыгов поддержки Турции, блокировать их со стороны моря, было организовано крейсерство вдоль Черноморского побережья Кавказа кораблей Черноморской эскадры и гребной флотилии Азовского Казачьего войска. На побережье от устья Кубани до Абхазии включительно началось строительство укреплений. Впоследствии они образовали Черноморскую береговую линию. Наряду с другими в нее входили Геленджикское (1831) и Новороссийское (1838) укрепления, крепость Анапа. Военные действия на Черноморской береговой линии - одна из страниц самой длительной в истории России Кавказской войны (1817-1864).

     Последним укреплением Черноморской береговой линии из намеченных к постройке было возведено Гостагаевское укрепление. Оно было основано на середине пути от крепости Анапа до Варениковской пристани на землях натухайцев. Натухайцы  были одним из крупнейших адыгских племен, они занимали земли современных Анапского, Крымского, Новороссийского и частично Геленджикского районов Краснодарского края. В Государственном архиве Краснодарского края (далее ГАКК) есть следующие сведения о Гостагаевском укреплении:

     Время занятия места для укрепления - 24 апреля 1842 г. Время постройки укрепления - с 3 мая по 25 июня 1842 г. Имеется план этого укрепления, составленный атаманом станицы Гостагаевской Бондарем уже в период существования станицы.

     Для возведения укрепления был направлен отряд войск в 3 тыс. чел. пехоты и 400 конницы при 10 пушках. Командовал отрядом начальник Первого отделения Черноморской береговой линии контр-адмирал Л.М.Серебряков. Горцы пытались не допустить появления нового укрепления. На помощь натухайцам прибыли представители других племен: большая часть шапсугов, абадзехи и убыхи. Всего собралось около 5-6 тысяч человек. Лазутчики сообщили Серебрякову, что горцы собираются напасть на его лагерь. Они это сделают тогда, когда часть русского отряда двинется в Анапу за боеприпасами, снаряжением и продовольствием. Тогда горцы сделают отвлекающее нападение на колонну, вышедшую в Анапу. Русские, в таком случае обязательно направят часть своих сил на помощь колонне. Основная часть ополчения горцев в это время неожиданно совершит нападение на русский лагерь, захватит его, разрушит возведенные части укрепления и предпишет мир русским.

     Серебряков решил упредить это готовящееся нападение. В 3 часа ночи с 7 на 8 июня он поднял русский отряд, который стал громить натухайские аулы. Горцы отчаянно сопротивлялись, но неожиданность нападения, преимущество в вооружении и воинском искусстве обеспечили победу русскому отряду. Пройдя на восток около 17 верст, разрушив окрестные аулы, к 5 часам вечера отряд был уже в лагере. На следующий день явился натухайский старшина Ханту и просил дать натухайскому народу 10-дневный срок для переговоров. Начальник Черноморской береговой линии генерал-лейтенант Н.Н.Раевский  назначил  5  дней.  Строительство  Гостагаевского укрепления продолжилось.

    Служба в укреплениях Черноморской береговой линии в те времена была неимоверно тяжела. Как всегда многое делалось, полагаясь на русское «авось». Не хватало средств на строительство, на вооружение и обмундирование, на питание и медицинское обслуживание. Возводились не настоящие крепости, а иногда очень жалкие укрепления, где многое сооружалось из грунта. Жили солдаты часто в сырых землянках. Окруженные враждебным населением гарнизоны должны были быть всегда начеку и очень осторожными в передвижениях вне укрепления. Солдаты были обременены работами по ремонту укреплений, заготовкой дров, работами по содержанию порционного скота. Болели цингой, простудными и тифозными--заболеваниями. Больных иногда было до половины численности гарнизонов, отсюда высокая смертность. Многие солдаты, осознавая всю тяжесть судьбы в неволе, дезертировали. В окрестных горах было много пленных и беглых русских. Ф.А.Щербина писал: «В 1837 г. с парохода, застигнутого сильнейшим штормом, высадился в Геленджике Император Николай I. Предание гласит, что этот, с железным характером, Государь не мог удержаться от слез при виде выстроенных перед ним фронтом оборванных, изможденных и больных солдат». В 1853 г. на рапорте начальника Черноморской береговой линии Император Николай I написал: «...ничего к прежнему добавить не могу: эти несчастные гарнизоны, вероятно, приговорены к погибели; помочь сему мы не в силах».

    Вот  некоторые  данные  об  отношениях  с  горцами   по   Гостагаевскому укреплению за 1845 г.: апрель - натухайцы захватили 94 шт. разного вида скота; 19, 21, 23 мая - мелкие стычки с горцами;  25 июня - натухайцы сожгли часть сена, заготовленного гарнизоном укрепления.

     Для жителей станицы Гостагаевской будет интересно знать, что существовало морское транспортное судно «Гостагай». 13 января 1848 г. в Новороссийске был необычной силы шторм. Людей валило с ног. Морские брызги мгновенно превращались в лед. У нескольких судов, в том числе у транспорта «Гостагай», были порваны якорные цепи и суда были выброшены на берег. Экипажи судов и солдаты Новороссийского гарнизона, спасавшие их, проявили чудеса самоотверженности. Были жертвы, травмированные и обмороженные, но экипаж «Гостагая» удалось спасти.

    В 1853 г. Турция, заключив союз с Англией и Францией, готовилась к войне с Россией. В связи с этим усилилась пропаганда турецких эмиссаров среди адыгов. Положение вокруг укреплений Черноморской береговой линии усложнилось.

    В ГАКК есть очень ценные и интересные для истории станицы документы. Они дают довольно полное представление о Гостагаевском укреплении и об отражении нападения горцев 26 июля 1853 г. Натухайцы, собравшись в Псифское мегкеме (укрепление) «от стара и до мала», решили звать к себе шапсугов. Шапсуги, поколебавшись, пришли на помощь. Собравшись вместе, несколько тысяч натухайцев и шапсугов приняли решение напасть на станицу Николаевскую (ныне Анапскую). Находясь уже под Николаевской, заспорили. Вначале возник спор, кому первым идти на приступ. Затем один из предводителей Супаго Басом оглу Асланбей стал уверять других предводителей партий, что в Гостагаевском укреплении гарнизону не более 120 человек, а николаевский гарнизон теперь силен, потому что присланные из Новороссийска войска, еще не отозваны к месту. Так ополчение натухайцев и шапсугов оказалось у Гостагаевского укрепления. О том, как дальше разворачивались события подробно описано в рапорте (за № 261) начальника Гостагаевского укрепления поручика Вояковского начальнику Первого отделения Черноморской береговой линии генерал-майору и кавалеру Дебу. Вот с некоторыми сокращениями текст этого рапорта:

   «Вашему превосходительству имею счастие донести, что 26 сего месяца горцы в числе не менее, если не более десяти тысяч человек, сделали нападение на вверенное мне Гостагаевское укрепление и в течение двух часов трижды повторили приступ.

    Но Господь благословил малым числом, но крепким духом, недавно вверенный мне гарнизон, одолеть врага, отбить его с верхов и тем еще внести строку в хронику Черноморского Линейного № 1 баталиона.

    Неприятель укрытными местами с юго-восточной стороны укрепления подполз в ночь того числа, храня в толпах своих мертвую тишину, на полуверсту от укрепления и залег до рассвета. Гарнизон, предуведомленный о положительном намерении горцев взять Гостагаевское укрепление, сторожил его.

     На ночь с 25 на 26 число, я в том лишь убеждении, усилил ночные караулы и вывел всех людей на аппарели бастионов.

     В три часа утра, со 2-го бастиона услышан часовыми и офицером, там находившимся, шорох, какой бывает слышен при подползании, и шорох этот то возобновлялся несколько раз, то прерывался, а потом с бастиона этого в то место, откуда долетал шорох был сделан картечный выстрел. С эхом орудия слился военный гик горцев, и они почти в одно мгновение были уже во рву укрепления против 2 и 3 бастионов. Но если они были быстры в натиске, то гарнизон был еще быстрее в отпоре, встречая их градом пуль, картечи, ручных гренад.

     Но встреча эта не остановила горцев. Во многих местах они успели подняться на крону бруствера, опрокидываемых с нее заменяли другие, и самый сильный при этом натиск выдержал 3 бастион, и не раньше как через час почти они были очищены введением в дело главного резерва.

    Устроившись, довольно скоро вторично повели в атаку и на те же самые  пункты. Снова успели спуститься в ров, но на этот уже раз поспешнее первого штурма отступили, не выдержав действия артиллерии и ручных гренад. За тем последовал вскоре же третий, не менее сильный и отчаянный, как и первый приступ, но с переменой направления, а именно: на куртину между 1 и 4 бастионами и на 1 бастион.

    Несмотря на беглый огонь с бруствера, на полное всей энергии отражение, неприятель в третий раз вбежал на вал, но выдвинутый мною главный резерв опрокинул его штыками.

     Тогда часть хищников подошвою рва бросилась на северную, примыкающую к форштату, сторону укрепления, направив главные свои силы на восточный фас форштата.

    Картечь и ручные гренады с 4-го бастиона встретили хищников на дне рва -главные толпы их попали под перекрестный ближней картечи огонь на северо­восточном углу форштата, и, после более получасовой последней своей попытки. обратились в бегство, преследуемые сперва картечью, а потом гренадами и ядрами.»

     Далее в рапорте отмечают наиболее отличившихся офицеров и «настоятеля местной церкви иеромонаха О. Наума, с первым гиком осенившего крестом спасения верхи, окропившего верою в Святой Промысел дух защищавшихся и сверх подачи раненым пособия, еще успевшего вдохновить силою слова народонаселение форштата от жен до взрослых детей споспешествовать защите. Что они под руководством супруги поручика Булича, после первого приступа и действительно выполняли, дружно поднося на вал боевые снаряды, патроны и ручные гренады, в которых близок был недостаток.

     Господу благодарение - будет памятна горцам эта попытка: четыре раненых и 78 тел собраны во рву, на кроне и гласисах. Кругом дальше рва вся местность была улита кровью и усеяна трупами, но для сноса их я счел неудобным выводить в поле людей, после многих дней тревоги, смело, бойко, молодецки, во славу и честь оружия, отразивших многочисленного неприятеля».

     Заканчивается рапорт описанием факта былинного характера: «Все стройно, доблестно, самонадеянно приняли неприятеля. Воодушевление было так велико, что безоружному было место в отличии. Здесь говорю я о подвиге деншика предместника моего капитана Анкудинова Никиты Сабуренки, примкнувшего с оглоблей в ряды защитников и в приступе разбившего череп предводителю передовой партии против третьего бастиона.

                                               Подлинный подписал Поручик Вояковский.»

     Следует отметить, что первый рапорт поручика Вояковского был кратким и в нем содержалась просьба начальнику Первого Отделения Черноморской береговой линии генерал-майору Дебу посетить укрепление. Видимо по указанию вышестоящего командования второй рапорт был уже подробным.

    Генерал-майор Дебу вскоре посетил укрепление и остался доволен. Он посчитал заслуживающим поручика Вояковского представить к награде орденом Святого Георгия 4 степени. Так как па сведениям, которыми располагал генерал-майор Дебу, горцы хотели «загладить свою неудачу» новым нападением на Гостагаевское укрепление, то он оставил там для подкрепления 8 унтер-офицеров и 80 рядовых. 78 тел убитых горцев были преданы земле 28 июля в присутствии начальника штаба 1 отделения генерал-майора Миронова.

    В рапорте поручика Вояковского приводится состав гарнизона Гостагаевского укрепления.

Черноморского Линейного №1 батальона: обер-офицеров – 3, унтер-офицеров – 22, музыкантов – 2, гренадер - 225, нестроевых штаб-офицеров – 1, нижних чинов – 13.

 11 Артиллерийской бригады полуроты №7: обер-офицеров – 1, фейерверкеров – 4, бомбардиров – 6, канониров – 18. Прикомандированных из туземцев к Донскому казачьему № 29 полку всадников – 2. Всего 297 человек.

Поручик Вояковский в своем рапорте отмечает особо отличившихся: «Бог благословил отстояться нам от тысячных толп неприятеля. Дерзаю повергнуть в благовнимание Вашего Превосходительства оказанную 26 числа текущего месяца вверенным мне гарнизоном заслугу и особо свидетельствовать Вашему Превосходительству, не храбрости отпора, как долга и чести воина составляющую, но об особом рвении помощников моих по этому делу, поручика Булича, подпоручика Кульбицкого, прапорщика Цепринского-Цекаво, заведующего батареей укрепления прапорщика Соколова...»

    Ныне школьный   музей станицы располагает копиями двух списков, подписанными поручиком Вояковским и заверенными генерал-майором Мироновым.

    Первый список озаглавлен так: «Список офицерам и другого звания лицам, участвовавшим   в   отражении   трехкратного   приступа   горцев   на   Гостагаевское укрепление 26 июля 1853 г.». В этот список включены офицеры с указанием их роли в отражении нападения, батальонный лекарь коллежский асессор Иван Яновицкий и настоятель Гостагаевской церкви иеромонах Наум.

   Второй называется так: «Список воинским чинам, оказавшим особое отличие при отражении 26 июля 1853 г. трехкратного приступа на Гостагаевское укрепление одиннадцатитысячного скопища горцев». В этом списке названы унтер-офицеры и рядовые, всего 81 чел., отмечены их заслуги. Первыми (почти сорок человек) перечислена прислуга при орудиях Черноморского Линейного № 1 батальона.

    Вот выдержка из рапорта, отмечающая заслуги артиллеристов: «При отбитии трехкратного штурма неприятеля и сильном его поражении, артиллерия, бесспорно, более всех защитников укрепления положила своих заслуг, а поименованные в сем списке воинские чины, составляющие прислугу при орудиях, оказали столько воинской доблести, мужества, храбрости, отличнейшего знания и исполнения своего долга, сколько только можно желать от них в подобных случаях». Против списка 11 унтеp-офицеров: Степан Жданов, Александр Клейнов, Роман Ткаченко, Яков Снеговской, Трофим Ионов, Андрей Кондрашев, Осип Линкш, Ефим Мозговой, Филипп Тютюнников, Парфен Погорелов, Яков Туренко - имеется такая запись: «Молодец в молодца. На долю их досталось сразить не одного врага пулею, но штык их работал еще лучше, там, где неприятелю удалось вскочить на крону бруствера».

     Действия защитников Гостагаевского укрепления получили высокую оценку. Из имеющейся у нас копии «Списка офицерам, Медицинскому чиновнику, Священнослужителю и нижним чинам, которым всемилостивейше пожалованы награды» следует, что фельдфебелю Якову Королю и унтер-офицеру Францу Егерскому было присвоено офицерское звание - чин прапорщика. Поручика Константина Булича, подпоручика Кульбицкого, прапорщика Николая Цыпринского-Цекаво повысили в звании и наградили Орденом Святой Анны 4-ой степени с надписью «За храбрость». Командующему батареей укрепления прапорщику Василию Соколову сразу присвоили чин поручика и также наградили Орденом Святой Анны 4-ой степени с надписью «За храбрость». Батальонному лекарю коллежскому асессору Ивану Яновицкому присвоили чин Надворного Советника и наградили его Орденом Святой Анны 4-ой степени (без надписи «за храбрость»). Штатному иеромонаху Науму единовременно 129 рублей 45 копеек серебром. Материально поощрены и некоторые другие участники боя.

    Несколько слов о начальнике Гостагаевского укрепления Франце Вояковском. Он был назначен начальником Гостагаевского укрепления 30 июня 1853 г., а утвержден в этой должности Начальником Черноморской береговой линией 8 июля. т.е. не задолго до нападения горцев. Генерал-майор Дебу в своем рапорте находит заслуживающим поручика Вояковского представить к награде Орденом Святого Георгия 4 степени. Нам неизвестно, получил ли он эту награду. Но уже в документах за январь 1854 года он, подписываясь, указывает звание капитана.

    Видимо известие о нападении горцев на Гостагаевское укрепление попало в центральную прессу. Известный в то время русский и латышский график и живописец Василий Федорович (Георг Вильгельм) Тимм пишет письмо Начальнику 1 отделения Черноморской береговой линии генерал-майору Дебу письмо:

«Милостивый Государь, Александр Осипович. Настоящая цель издаваемого мною Русского художественного листка заключается в том, чтобы знакомить публику со всеми достопамятными и примечательными в России и вместе с тем потомству сохранить все славное нашего времени. Приняв на себя эту обязанность, я обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбою оказать мне возможное с Вашей стороны содействие к украшению Художественного листка портретами лиц более отличившихся в славной защите Гостагаевского укрепления. Быть может, кто-нибудь из них находится в Тифлисе и в таком случае дагеротип облегчит исполнение моей просьбы, а все издержки за это я охотно готов принять на себя.

    Я потому обращаюсь к Вашему Превосходительству за содействием в этом деле, что Вы и ревнитель всего прекрасного и Начальник тех подчиненных, которые покрыли себя такою блистательною славою. В полной надежде, что Вы не откажите моей патриотической просьбе, с чувствами глубокого уважения и совершенной преданности имею честь быть Вашего Превосходительства покорнейшим слугою художник В.Тимм.

Адрес - С.-Петербург на Васильевском Острове, в 3 линии, в доме Варнека.

С.Петербург. 31 августа 1853.

Таким образом, в укреплении было 15 орудий, достаточное количество боеприпасов к ним. Это говорит о том, что по своим артиллерийским возможностям Гостагаевское укрепление ничем не уступало большинству укреплений Черноморской береговой линии.

Между тем началась неудачная для России Крымская война. Весной 1854 года Англия и Франция сосредоточили у Константинополя более 100 больших и самых ; современных по тому времени судов со значительным по численности лесам i им и превосходной дальнобойной артиллерией. Стало ясно, что укрепления Черноморской береговой линии русским войскам удержать не удастся. Если даже флот противника не • стал бы атаковать их, то, господствуя на Черном море, он изолировал бы их со стороны моря. Лишенные снабжения, укрепления стали бы легкой добычей для горцев. Командованием было решено уничтожить все укрепления кроме Анапы и Новороссийска. Укрепления были разрушены, все, что нельзя было унести -уничтожено или запрятано в колодцы и ямы. В мае 1855 года неприятельский флот активно действовал в Керченском проливе. Ожидались активизация горцев и нападение их на Екатеринодар. Поэтому 17 мая были выведены войска из Новороссийска. А 28 мая была оставлена Анапа.

В 1856 году закончилась Крымская война. Шла к своему завершению изнурительная Кавказская война. В августе 1859 года был пленен Шамиль. В ноябре 1859 года сдался русским войскам наиб Шамиля у адыгов Мухаммед- Амин. В декабр 1859 года умер влиятельный адыгский князь, один из активных руководителей горцев в -войне с русскими Сефер-бей. С 1857 года стал разрабатываться план заселения.. Левобережья Кубани. Согласно этого плана, в апреле 1862 года на место у бывшего, Гостагаевского укрепления прибыли 336 семей охотников-переселенцев из 10 станиц ; Кубанского казачьего войска. Они дали начало станице Гостагаевской.          

Владимир Грехно

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz