Меню сайта
Категории раздела
НОВОСТИ СТАНИЦЫ [3]
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 31
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Марш на Кавказ. Битва за нефть. 1942-1943. Главы из книги.

Разведывательная сводка № 36/42 от 28.8.1942:

«...После того как части румынской 3-й армии в ходе ожесточенных уличных боев захватили город Темрюк, они продвигались до устья Присыпской, не встречая особого сопротивления противника. Под поселком Троицкое две румынские дивизии переправились на левый берег Кубани, чтобы установить связь с немецкими войсками, находящимися в Крымской и южнее... Особенно большое скопление мелких и средних кораблей и катеров, стоящих на якоре, замечено у мыса Пеклы... По-видимому, с наступлением темноты Последует попытка провода кораблей, еще находящихся в Азовском море, через Керченский пролив».

«46-я пехотная дивизия/ разведывательный отдел КП дивизии, 31.8.42

Разведывательная сводка № 37/42

1) Противник

а) Противник на Таманском полуострове:

Больших изменений в размещении сил противника не произошло. 14-й батальон морской пехоты, находившийся до сих пор в Тамани, направлен на фронт под Новороссийск. Коса Тушка занята противником. Наш разведывательный дозор в ночь на 31.8 снова установил там пребывание противника, минирование и установку проволочных заграждений. На Косе Тузла также находится противник.

б) Снова оживленный огонь артиллерии.

Замечено оживленное передвижение кораблей между Черным морем и Таманской бухтой. Часто замечались корабли, шедшие от мыса Тузла в Тамань. 29.8 два корабля (40 м длиной) пытались прорваться из Тамани в Керченский пролив, они были действенно обстреляны нашей артиллерией. Более крупный вернулся в Тамань, другой лег в дрейф и рано утром 30.8 был подожжен огнем зенитных пушек.

Движение в проливе снова оживилось.

Работа прожекторов, как и прежде, активная.

Вывод: деятельность противника за последние дни снова оживилась. Коса Тушка снова занята противником.

2) Обстановка на Кавказе.

а) Румынские соединения, форсировав Кубань с севера, взяли Варенниковскую и Гостагаевскую, наступают в направлении Анапы. 28 августа наши войска атакой из Крымской захватили высоты в 5 километрах восточнее Натухаевской.

б) Из Хадыженской наши войска ведут наступление вверх по долине р. Пшиш. Дорогу на Туапсе противник обороняет при поддержке бронепоезда, действующего на перегоне в этой же долине. В верховьях реки Пшеха, в 50 километрах северо-восточнее Туапсе — контратаки противника.

в) В долине Малой Лабы наши войска находятся в 6 километрах южнее Бурного. В долине Большой Лабы уже удалось прорваться через перевал Адзапш в долину Бсыбь и далее к юго-востоку по перевалу (4 км западнее перевала Доу), ведущему к долине Бабадная — Гумиста в направлении Сухуми.

г) В долине Терека взят город Моздок. На южном берегу Терека — сильные укрепления противника. С северо-восточного направления из Ищерской и Наурской далее на восток наше наступление вдоль ожесточенно обороняемой противником железнодорожной линии пока не продвинулось. На эту полосу противник направил свою 9-ю армию, сформированную главным образом из армян, азербайджанцев и других кавказских национальностей.

д) Удар в направлении Каспийского моря достиг населенного пункта Терекли-Мектеб, находящегося в 80 км от побережья. Под Элистой существенных успехов не достигнуто. Улан-Эрге, Чилгирь и Яшкуль пока заняты противником.

За командование дивизии Начальник разведывательного отдела подпись: Пински».

Разведывательные сводки разведывательного отдела штаба 46-й пехотной дивизии отражают развитие событий на самом правом фланге немецкой 17-й армии. Медленно продвигались румынские соединения через Таманский полуостров в направлении Новороссийска. 46-я пехотная дивизия генерала Хакциуса, понесшая большие потери во время сражений в Крыму, так же как и румынская 3-я горнострелковая дивизия, спокойно наблюдала за развитием событий на Таманском полуострове, чтобы в подходящий момент совершить прыжок через пролив.

Тем временем завершались перегруппировки и подготовка к штурму Новороссийска. Правый фланг 73-й пехотной дивизии был усилен 419-м и 421-м полками 125-й пехотной дивизии.

Двадцать восьмого августа 213-й (73 пд) и 419-й (125 пд) полки при поддержке 249-й бригады штурмовых орудий пошли в атаку через гористую местность северо-западнее Нижне-Баканской и перерезали дорогу Нижне-Баканская — Греческое. К вечеру они вышли к Добровольческому.

С 29 по 31 августа продолжалось наступление 73-й пехотной дивизии вдоль дороги на Нижне-Баканскую. Пройдя хутор «Кролиководческий», западный фланг дивизии, пробиваясь через лесисто-гористую местность, вышел в район севернее Верхне-Баканской. На восточном фланге шли тяжелые бои с соединениями советской 47-й армии. Главные силы 73-й пехотной дивизии, наступавшие по долине вдоль дороги Крымская — Верхне-Баканская, 2 сентября в узкой, покрытой лесом долине были остановлены советской 77-й горнострелковой дивизией. Попытка обойти противника с юга по высотам у Нижне-Баканской оказалась безуспешной. После этого пробившийся далеко на запад 213-й гренадерский полк был направлен в обход на запад, минуя Верхне-Баканскую, чтобы наступать на юго-восток к Новороссийску. Для этого полк пошел узкими ущельями севернее линии железной дороги и скрылся в густых лесах. С напряжением дивизия ждала исхода этого дела, и тут вдруг во второй половине дня в наушниках радиостанции раздался голос командира полка подполковника Марбаха: «Море! Вижу море!» Двести тринадцатому гренадерскому полку удалось захватить высоты севернее Верхне-Баканской и находящийся в долине населенный пункт. С этих высот было видно Черное море. Таким образом, противнику, оборонявшемуся перед дивизией, был отрезан путь отхода в Новороссийск, и он вынужден был по ущельям отступать в южном направлении. Так 213-й полк создал условия для дальнейшего наступления на Новороссийск.

За день до этого передовые силы румынского кавалерийского корпуса, наступавшие от Гостаевской, вышли к Черноморскому" побережью у Анапы. Контратаки 83-й бригады морской пехоты, поддержанные огнем корабельной артиллерии, были отражены. Так было замкнуто кольцо окружения Новороссийска и с северо-запада.

Девятая пехотная дивизия взяла Неберджаевскую и приблизилась по дороге через перевал к городу с северо-востока.

Захватив Анапу, румынский 9-й кавалерийский корпус 31 августа отрезал крупным силам советских войск пути отхода с Таманского полуострова, по которому с востока наступали румынские 5-я и 6-я кавалерийские дивизии. Со 2 по 5 сентября советские военные и транспортные корабли (среди которых были сторожевик «Шторм» и канонерки «Ростов-Дон» и «Октябрь») под командованием командующего Азовской военной флотилией контр-адмирала Горшкова эвакуировали большую часть стрелковых частей и частей морской пехоты с южного побережья Таманского полуострова в Новороссийск. Ночами 2, 3 и 5 сентября немецкая 1-я флотилия торпедных катеров капитан-лейтенанта Кристиансена в составе S-102 (капитан-лейтенант Тёнигес), S-28 (капитан-лейтенант Кюнцель), S-27 (капитан-лейтенант Бюхтинг), S-72 (старший лейтенант Шнайдер) атаковали места погрузки и доложили о 19 потопленных кораблях противника, S-27 был потоплен по ошибке огнем своих катеров.

С 3 по 6 сентября 73-я и 9-я пехотные дивизии продолжали наступать на Новороссийск. 73-я пехотная дивизия, расположив 213-й гренадерский полк на правом, а 170-й гренадерский полк на левом флангах, при поддержке 213-й бригады штурмовых орудий, наступая с севера, захватила высоты 445,9, 418,2 и 531,3. С высоты 445,9 перед гренадерами 73-й пехотной дивизии впервые открылся широкий вид на город и порт Новороссийск. У их ног, как на ладони, лежала крупнейшая морская крепость на восточном побережье Черного моря. Город насчитывал 95 тысяч жителей, здесь находился большой хладокомбинат, верфи, рыбоконсервный и цементный заводы. Он был ключом к Закавказью. Если Новороссийск будет взят, вместе с ним падут и остальные военные гавани советского Черноморского флота. Утопическая мечта, пройти по прибрежной дороге в Малую Азию и координировать боевые действия с Африканским корпусом Роммеля, становилась реальностью.

Советская 77-я горнострелковая дивизия, 14, 142, 83 и 2-я бригады морской пехоты под командованием контр-адмирала Колостнякова защищали город. Несмотря на поддержку советских военных кораблей — лидера «Харьков» (капитан 2-го ранга Мельников) и эсминца «Сообразительный» (капитан 3-го ранга Ворков), части немецкого 5-го армейского корпуса ворвались в город.

Шестого сентября последовала атака 213-го гренадерского полка вдоль дороги через перевал у высоты 337,1 и южнее от нее. После ряда тяжелых боев были взяты позиции на высотах к северу от железной дороги. И перерезана дорога через перевал. Вечером 213-й и 186-й гренадерские полки приблизились к городскому району Мефодиевский. Обер-лейтенант Циглер со своим 1-м батальоном 186-го полка ворвался в первый квартал, за ним последовали остальные батальоны 186-го и 213-го полков, расширившие прорыв в город. С 7 по 10 сентября продолжались бои за город Новороссийск. Десятого сентября немецкое радио сообщило: «Новороссийск в руках немецких войск...»

При рассказе о наступлении 5-го армейского корпуса на Новороссийск нельзя не упомянуть об операции «бранденбуржцев», уникальной по своей смелости. Как же она проходила?

Летом 1942 года на основании многочисленных распоряжений была сформирована береговая егерская рота, пол учившая условное наименование «легкая саперная рота полка «Бранденбург»». Вместе с немцами, говорившими по-русски, в нее принимались многочисленные кавказские добровольцы. Сначала рота обеспечила переправу немецких и румынских войск через Керченский пролив (ее описание будет приведено ниже). На вооружении роты состояли пулеметы, две легкие зенитные пушки и два 81-мм миномета. Кроме того, в ее распоряжении находились две большие штурмовые лодки и одна саперная десантная лодка-41.

После того как в конце августа соединения 5-го армейского корпуса подошли к Новороссийску, один взвод «береговой егерской роты «Бранденбург» был применен на единственной дороге, связывавшей советские войска в Новороссийске с Геленджиком, с задачей взорвать ее и перерезать пути снабжения русских. Больший отрезок прибрежной дороги проходит на уровне половины высоты круто обрывающихся к берегу гор.

Пока немецкие ночные бомбардировщики темной ночью вдоль берега летели на Геленджик и бомбили портовые сооружения, две штурмовые лодки с усиленным взводом «бранденбуржцев» подошли к мысу Пенай и тихо причалили к берегу в найденной для высадки бухте. Все было рассчитано до малейшей детали. В то время как небольшое охранение оставалось у лодок, «бранденбуржцы» начали восхождение. На половине высоты крутого склона на фоне неба поднимались опоры прибрежного шоссе. Шедший впереди отряд разминирования обозначал дорогу. За ним, тяжелогруженые, карабкались вверх остальные. Проехала русская колонна из 11 грузовиков. «Бранденбуржцы» искали укрытие для наблюдения. Затем стали изучать особенности дороги. Установка минного фугаса на дороге показалась нецелесообразной. Необходимо было найти место, где под дорогой проходит водоотвод. Выставили охранение. Вскоре было найдено подходящее место. Саперы установили подрывной заряд. Внезапно послышалось кваканье — сигнал «Внимание!»

Из-за поворота показался русский грузовик и выхватил из темноты светом фар рюкзак, лежащий на дороге, — один из саперов в спешке оставил саперный ранец с взрывчаткой. Машина остановилась, из нее вышел офицер. Теперь настало время действовать человеку из группы прикрытия в обмундировании Красной Армии. Он пошел к автомобилю, назвал пароль, известный от перебежчиков, и столкнул ранец с дороги. Русский спросил:

— Что вы тут делаете?

И в ответ услышал:

— Дорогу охраняем.

Но советский лейтенант оказался недоверчивым, мгновенно выхватил пистолет и выстрелил в «бранденбуржца», прежде чем тот и его товарищи, лежавшие в укрытии, успели среагировать. Тут остальные «бранденбуржцы» бесшумно бросились к русскому офицеру и убили его. Водитель на грузовике пытался бежать, но далеко не уехал. Его догнала пулеметная очередь. Машина упала с крутого обрыва. Вскоре подошла колонна из 15 машин. Теперь скрывать было уже нечего. Пулемет — на дорогу, очереди ударили по приближавшейся колонне. Охрана спрыгнула и укрылась в тени под горой. Пока «бранденбуржцы» уничтожали остатки охраны, саперы подготовили все к подрыву. Когда оказалось, что некоторые машины везут взрывчатку, их подвели к месту подрыва.

Первые «бранденбуржцы» уже бежали под гору, когда фельдфебель-сапер все приготовил.

В ночи раздался крик: «Внимание! Взрыв!»

Затем от мощного взрыва содрогнулись горы. Чуть позже штурмовые лодки с «бранденбуржцами» возвратились к берегу, занятому немцами.

На следующий день воздушная разведка заметила километровые заторы у взорванного участка дороги.

Пока полки 73, 125 и 9-й пехотных дивизий воевали за Новороссийск, 1 сентября части 46-й пехотной и румынской 3-й горнострелковой дивизий переправились через Керченский пролив. Переправа получила кодовое наименование «Операция «Блюхер»».

В ночь на 2 сентября 46-я пехотная дивизия на 24 паромах 1-й десантной флотилии капитан-лейтенанта Гиле, паромах Зибеля, десантных саперных и штурмовых лодках причалила к северо-западному берегу Таманского полуострова. Десантную операцию прикрывали 3-я флотилия тральщиков капитана третьего ранга Хёльцеркопфа и ВВС. Высадка осуществлялась в районе населенного пункта Ильич.

Румынская 3-я горнострелковая дивизия десантировалась во втором эшелоне в районе Веселый. Высадка проходила без помех со стороны противника.

Второго сентября переправа продолжалась. Пришел звездный час саперов-десантников и легких сил флота. Перевозку осуществляли штурмовые лодки, паромы и паромы Зибеля. Со временем их действия были доведены до совершенства. У Ильича и на Косе Чучка были оборудованы десантные причалы, мощности которых вскоре были значительно расширены. При переправе 46-й пехотной и румынской 3-й горнострелковой дивизий было много импровизации. Начальник тылового снабжения 46-й дивизии подполковник Жех заметил в своем дневнике: «Снабжение через Кордон Ильич идет медленно».

По русским источникам, 3 и 4 сентября подразделения советской морской пехоты на Таманском полуострове вели бои с 46-й пехотной дивизией. Четвертого сентября 46-я пехотная дивизия заняла город Тамань. Через день оставшиеся советские войска были погружены на корабли у мыса Железный Рог и морским путем доставлены в Геленджик. В дневнике Жеха 4 сентября появилась запись: «Тамань взята. База снабжения переведена туда. С 6 по 17 сентября 46-я дивизия будет находиться в районе Тамани».

Восьмого сентября подполковник Жех сделал запись: «Решение принято. Мы идем на Кавказ». 46-я пехотная дивизия 18 сентября двинулась маршем через Старотитаровскую, Варениковскую, Анастасиевскую, Краснодар, Белореченскую, в район южнее Майкопа. Она должна была принять участие во второй попытке наступления на Туапсе на левом фланге горнострелковой дивизии Ланца.

Румынская 3-я горнострелковая дивизия направилась в район к югу от Крымской.

Десятого сентября 1942 года командир 5-го армейского корпуса генерал Ветцель смог доложить о взятии города Новороссийска. Но прибрежную дорогу на Туапсе открыть не удалось.

В начале сентября советский Северо-кавказский фронт был переименован в Черноморскую группу в составе Закавказского фронта. Это улучшило управление войсками. Советская 47-я армия, оборонявшая Новороссийск, закрепилась в промышленном районе на восточной окраине города и со всей решимостью преградила доступ к прибрежной дороге.

В результате перегруппировок советских войск и энергичных требований Ставки по обороне на фронт снова были переброшены войска, которые противник до этого эвакуировал из различных мест. С 8 по 11 сентября крейсер «Красный Крым», лидер «Харьков», сторожевик «Шторм», эсминцы «Сообразительный» и «Железняков» доставили из Поти в Туапсе и Геленджик подразделения 137-го и 145-го стрелковых полков и 3-ю бригаду морской пехоты.

С 12 по 24 сентября полки 73-й пехотной дивизии пытались пробиться к прибрежной дороге. Адамовичская балка, цементные заводы «Пролетарий» и «Красный Октябрь», электростанция, комплекс зданий «Сталин» и «Кино», а также «Третье ребро» — вот названия, густо политые потом и кровью храбрых 213-го и 170-го полков. За каждый дом, за каждую каменоломню, за каждое здание и территорию заводов шли с переменным успехом тяжелейшие бои. Здесь истекали кровью 173-й и 658-й саперные батальоны, шли в атаку штурмовые орудия 249-й бригады. Сюда направляли свое напряженное внимание и по этим местам составляли свои планы офицеры штаба 5-го армейского корпуса в Марчанской. Отсюда шли донесения командиров полков на командный пункт дивизии в Верхне-Баканской. Но все надежды и чаяния были напрасны. Двадцать четвертого сентября был взят комплекс зданий «Сталин». Обескровленные 170-й и 213-й полки были остановлены перед «Третьим ребром». Советские соединения закрепились на восточном берегу Цемесской бухты и закрыли немцам вход на прибрежную дорогу. Фронт остановился.

Затем подошедшая румынская 3-я горнострелковая дивизия сделала попытку из района сосредоточения Абинская, У сунь пробиться по горнолесистой местности восточнее Новороссийска к прибрежной дороге и открыть дорогу на Туапсе. Эта попытка была предпринята одновременно со вторым наступлением на Туапсе вдоль дороги Майкоп — Гойтхский перевал — Туапсе.

Румыны начали наступление 19 сентября и потеснили сильно потрепанную советскую 216-ю стрелковую дивизию. К 22 сентября удалось прорвать советскую оборону на 6 километров в глубину. 25 сентября подтянутые к месту прорыва советские батальоны морской пехоты ударили с флангов и окружили передовой отряд румынской 3-й горнострелковой дивизии. Румыны понесли большие потери в людях и вооружении. Последовали контратаки советских войск вдоль прежней линии фронта. Затем фронт замер и здесь.

С 14 по 30 октября полки 73-й пехотной дивизии снова атаковали советские оборонительные позиции у Цемесской бухты. О прорыве к прибрежной дороге никто уже и не мечтал. Цель немецких атак заключалась в улучшении немецких позиций. До наступления зимы было необходимо оборудовать прочную зимнюю линию обороны. «Третье ребро» и еще несколько комплексов зданий были взяты. Во время атак немцы и русские боролись за каждую пядь земли и истощили свои силы. По окончании этих боев 213-й гренадерский полк был сведен в две стрелковые и две пулеметные роты. Такая же картина наблюдалась и в других полках. Это была последняя попытка открыть Черноморское шоссе на Туапсе.

СРАЖЕНИЯ НА КУБАНСКОМ ПЛАЦДАРМЕ В ИЮЛЕ - АВГУСТЕ 1943 г.

Приходит 98-я пехотная дивизия — Выступ фронта у высоты 114,1 — «Тогда я могу умереть спокойно...» — «Буйволы» пришли — «Воронье гнездо» держится — Немецкий 1-й воздушный корпус

После тяжелых боев за Горчичный в июне и в начале июля воцарилась относительная тишина. Обе стороны занимались улучшением своих позиций и пополнением войск. С 10 июля 1943 года обе стороны начали активно вести разведку разведгруппами и разведку боем, чтобы выяснить намерения противника.

Пятнадцатого июля из состава 44-го егерского корпуса были выведены румынская 19-я пехотная дивизия (94-й и 95-й пехотные полки, 37-й артиллерийский полк и части дивизионного подчинения).

В начале июня, когда в полосе обороны 44-го егерского корпуса завершались тяжелые бои, из района Брянска по железной дороге в Крым была переброшена 98-я пехотная дивизия, которая выгрузилась в Феодосии. Оттуда по сорокаградусной жаре франконцы и судетские немцы маршем отправились в Керчь. С 15 по 26 июня 1943 года дивизия была переправлена через Керченский пролив и размещена в районе Гостагаевская, Гладковская, Бивак на покрытых лесом долинах. Прибыло 2500 человек пополнения. Дивизия отдыхала и занималась боевой подготовкой.

В конце июня офицеры 98-й пехотной дивизии выехали на рекогносцировку. Первого июля было принято решение о том, что 98-я пехотная дивизия должна сменить 101-ю егерскую дивизию, понесшую большие потери.

Седьмого июля 98-я пехотная дивизия выдвинулась в леса у Акерманки. Ночами с 10 по 12 июля осуществлялась смена 101-й егерской дивизии на позициях. Она отошла в лагеря, подготовленные 98-й пехотной дивизией.

16 июля 1943 года началось четвертое сражение за Крымскую. В 4.00 по немецким позициям внезапно был открыт артиллерийский огонь. Особенно сильная артиллерийская подготовка проводилась по выступу фронта в районе высоты 114,1, по району высоты 95 и позициям перед высотой 121,4, находившейся в руках русских.

Главный удар был направлен на высоту 114,1. Но там стояли испытанная 97-я егерская дивизия и примыкавший к ней с севера 282-й полк 98-й пехотной дивизии, сквозь позиции которых пройти было невозможно. Вторым главным направлением были позиции у высоты 121,4, где находились 290-й гренадерский полк и батальон 98-й пехотной дивизии.

Вскоре выяснилось, что обе высоты являются решающими участками местности. Немцы знали, что их необходимо удержать, а русские понимали, что вести успешное наступление на Таманский полуостров можно только через эти высоты. Немецкие войска после крупных сражений в мае оборудовали глубокоэшелонированные оборонительные позиции.

С 16 по 21 июля с переменным успехом шли бои за высоты. Снова применение авиации с обеих сторон достигло своей высшей точки. Немецкие пикирующие бомбардировщики непрестанно бомбили советские районы сосредоточения. Целыми днями продолжались нескончаемые артиллерийские дуэли.

У высоты 114,1 ежедневно атаки чередовались с контратаками. Закаленные в боях роты 97-й егерской дивизии не уступили ни пяди земли. 98-я пехотная дивизия также успешно вела свои первые сражения на Кубанском плацдарме. 282-й гренадерский полк располагался на ее южном фланге, а 290-й гренадерский полк — на северном. На базе ее дивизионного батальона месяцем позже был сформирован 289-й гренадерский полк. 98-я пехотная дивизия генерал-майора Гарайса прочно удерживала свои позиции.

Характерным примером этой борьбы за существование 17-й армии является гибель простого солдата на этом участке фронта. Каждый сознавал необходимость держаться с полной самоотверженностью. Русские имели возможность просматривать немецкие позиции с высоты 121,4. Участок обороны южнее этой высоты, удерживаемый батальоном Мауля, постоянно подвергался атакам крупных ударных групп противника. Все их вклинения ликвидировались контратаками. Во время одной из них был тяжело ранен ефрейтор Бауэр из 3-й роты. Товарищи отнесли его в блиндаж. Когда лейтенант Кайзер после отражения очередной атаки противника зашел туда, тяжелораненый открыл глаза и, приподнявшись, спросил:

— Иваны еще в траншеях?

— Нет, — ответил лейтенант.

Бауэр откинулся с облегчением и со вздохом сказал:

— Тогда я могу умереть спокойно.

20 июля три перебежчика на участке 98-й пехотной дивизии принесли новую весть: русские производят смену частей, подводятся свежие войска. Надо ждать нового наступления.

Генерал-майор Гарайс передал сообщение в вышестоящий штаб и потребовал авиационной поддержки. Прежде чем наступила ночь, Ju-87, с сиренами, завывающими как иерихонские трубы, обрушили бомбы на русские районы сосредоточения.

В 5.30 22 июля советская артиллерия открыла ураганный огонь. Авиация нанесла удар, «сталинские органы» стреляли не переставая. Вся проводная и радиосвязь была нарушена. За огневым валом в атаку пошли две свежие советские дивизии. Их главный удар пришелся по участку 282-го гренадерского полка и дивизионного батальона Мауля. Атакующую пехоту поддерживали пятнадцать танков. Навстречу им вышли штурмовые орудия. Шестнадцать вражеских танков было подбито. Кроме одного участка, где противнику при поддержке 30 танков удалось вклиниться, 98-я пехотная дивизия удерживала фронт. Немецкие потери были велики.

Все продолжилось 23 июля. В 5.30 начались ожесточенные атаки противника. На этот раз их встретил 1-й батальон 282-го полка. До вечера при поддержке штурмовых орудий удавалось удерживать фронт. Была нарушена связь с 97-й егерской дивизией. На рассвете следующего дня боевая группа 98-й пехотной дивизии под командованием капитана Меца пошла в атаку через «ущелье смерти» юго-западнее Подгорной и снова прикрыла стык с 97-й егерской дивизией.

24 июля снова продолжились ожесточенные бои за выступ фронта у высоты 114,1, но 97-я егерская дивизия удержала позиции.

После трех дней наступления советским войскам не удалось добиться решительного прорыва немецкой линии обороны. Первая волна наступления была отбита. О подходе второй волны стало известно 25 июля от перебежчиков.

Немецкие батареи открыли огонь по разведанным и предполагаемым районам сосредоточения противника, но это лишь отсрочило начало наступления.

В 9.30 26 июля советские войска пошли в атаку. Снова на направлении их главного удара оказались 282-й гренадерский полк и батальон Мауля. В 10.00 начался уже ближний бой. В 14.00 первый наступательный порыв советских войск иссяк, но уже в 16.00 противник повторил свою атаку. В качестве второго эшелона русские вывели на поле боя 80 танков, за ними следовали два свежих полка. Им удалось вклиниться на участке 1-го батальона 282-го полка. Капитан Валь повел свой батальон в контратаку и отбросил противника. Батальон снова занял прежнюю линию обороны, но за это пришлось дорого заплатить: капитан Валь был тяжело ранен и до вручения ему Рыцарского креста дожить не смог. И снова штурмовые орудия 191-й бригады расправились с русскими танками.

27 июля в необычное время — в 16.00 снова отверзлась преисподняя. Начались ожесточенные дуэли танков с противотанковыми орудиями, яростные бои пехоты, переходившие в рукопашные. В наступивших сумерках немецкие пикирующие бомбардировщики действовать не могли. Вероятно, поэтому атака началась так поздно.

Оборонительный бой 98-й пехотной дивизии снова поддержали штурмовые орудия 191-й бригады. Эта бригада, успешно воевавшая на Тереке под командованием капитана Каппа в составе 52-го армейского корпуса, после перехода на Кубанский плацдарм была переформирована в Керчи и вела успешные боевые действия уже во время боев под Крымской. Теперь, под командованием капитана Альфреда Мюллера, бригада пользовалась всеобщим уважением. Всюду, где появлялись «буйволы», можно было вздохнуть свободно. «Буйволами» их звали за их эмблему с изображением прыгающего буйвола. Во время нового наступления советских войск 191-я бригада штурмовых орудий в полном смысле слова стояла «скалой в огне».

Позднее в ежедневном боевом донесении командующего 17-й армией о бригаде говорилось с благодарностью:

«191-я бригада штурмовых орудий под командованием капитана Мюллера в последние дни приняла решающее участие в отражении наступления намного превосходящих сил противника. Она успешно действовала в обороне и контратаках. Во время боевых действий на Кубанском плацдарме она уничтожила 95 танков и 122-мм самоходных артиллерийских установок противника. Наименование бригады занесено в сводки вермахта».

С 16 по 27 июля 1943 года потери 98-й пехотной дивизии убитыми и ранеными составили 42 офицера, 188 унтер-офицеров и 1537 солдат. Санитарная служба дивизии на главном перевязочном пункте в Михайловском и Варениковском должна была день и ночь перевязывать, делать операции и эвакуировать многочисленных раненых.

30 июля советские войска снова попытались атаковать выступ фронта у высоты 114,1. После сильной артиллерийской и авиационной подготовки атаки 20 советских танков пошли на нее в атаку. За ними следовали шесть свежих батальонов. Немецкие штурмовые орудия и противотанковые пушки уничтожили первую волну из восьми танков. Атака захлебнулась. Затем в воздухе появились немецкие пикирующие бомбардировщики. Бомбы падали на скопления танков и районы сосредоточения. Наступление было остановлено.

                                                                                              Страница 2   Назад  -  Вперед

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • База знаний uCoz